ФЭНДОМ


Битва под Волантисом - сражение, произошедшее в марте 300 года под стенами Вольного Города Волантиса, между самым большим в описанной истории кхаласаром дотракийцев и экспедиционным корпусом Девяти Королевств при поддержке наемных отрядов самого города. Кровавое и тяжелое сражение завершилось победой защитников, которая подкосила народ дотракийцев на несколько поколений вперед. Косвенно также эта битва привела к тому, что через год триархи Волантиса принесли вассальную присягу сидевшему в Мире Дейрону Таргариену.

Предпосылки

События, которые привели две большие армии под стены одного из богатейших Вольных Городов, начались на далеком Востоке, в Дотракийском море. На этих диких территориях примерно в 280-х годах выдвинулся молодой, амбициозный и сильный кхал Дрого, побеждавший своих врагов одного за другим и собиравший весь народ дотракийцев в одну орду, один кхаласар. Благодаря как физическим качествам, так и воинской удаче, Дрого шел от победы к победе. Его авторитет рос вместе с числом людей, признающих его своим вождем, и все меньше оставалось кхаласаров, способных хотя бы сравниться с его войском. Это привело к закономерному результату - в 294-м в Вейес Дотраке дош кхалины провозгласили Дрого "Жеребцом, накрывающим мир", и пророчили ему дальнейшую славу и сказочное богатство. Понимая бесполезность сопротивления, большинство оставшихся кхалов приняли его власть и присоединились со своим войском к Дрого. Те же немногие, что отказались войти в его подчинение, убежали на далекий Восток Моря, спасаясь от посланных вдогонку отрядов. Согласно свидетельствам бывшего тогда в Вейес Дотраке купца из Волантиса, на тот момент орда, собранная под одним руководством, состояла из 250 000 человек, из которых воинами было более 100 000. 

После недолгих рассуждений, Дрого направил свое войско на Запад, к Закатному морю. Мелкие города на его пути были разграблены подчистую, а физические крепкие мужчины-рабы вливались в кхаласар, пополняя ряды варваров. В 296 году он достигает Квохора - города, символизирующего собой позор дотракийского народа, ведь некогда под его стенами Безупречные разбили огромный кхаласар. Пока новый дотракийский вожак обдумывал возможные выгоды от занятия города, к нему вышли его представители с огромной данью. Решив, что "игра не стоит свеч", Дрого предпочел взять предлогаемые дары и удалился от Квохора, идя дальше на запад. 

Постепенно, сокрушая город за городом и поселение за поселением, кхаласар добрался до стен Волантиса. Было это в 297 году. Стоявший на воде город, защищенный древними валирийскими стенами, принял посланников Дрого более чем надменно. Тогдашие триархи отклонили требование предоставить дотракийцам дань, гордо заявив в лицо Квото: "Приди и возьми". Это было справедливо расценено Дрого как вызов, и кхаласар остановился под Волантисом, взяв его в осаду. Орды варваров разоряли земли вокруг Вольного Города, а из-за слухов об огромном войске дикарей торговля с другими странами и городами стала затруднена. Собственных возможностей Волантиса хватало, чтобы обороняться, но затянувшееся "Сидение" грозило обернуться стратегическим кризисом. Было решено обратиться за помощью к новому игроку, совсем недавно появившемуся в Эссосе - Королевству Мира, признававшему сюзеренитет далекой Королевской Гавани. Успехи армий Вестероса в войне против Триархии вызывали уважение у правителей Волантиса, которые были уверены, что далеким рыцарям с Запада не составит труда сокрушить орду варваров. 

Посланник триархов с дарами прибыл в Мир. На аудиенции с Дейроном, руководившем этим королевством, он осыпал его и его семью комплиментами, пообещал еще большие дары и, самое важное, туманно намекнул на регулярные выплаты Волантиса в Королевскую Гавань. По получении письма от Дейрона, Рейгар велел своему деснице собрать знамена. В столицу начали прибывать искатели приключений со всего Вестероса, соблазненные богатством Волантиса и слухами о слабости дотракийского воинства. Такой же ажиотаж это известие наделало в самом Красном Замке - молодой принц Эйгон, старший из детей короля, пожелал самолично вести армию в бой. Рейгару I пришлось уступить, хотя он и приказал своему старинному другу и наставнику Эйгона в военном деле Эртуру Дейну "приглядывать" за пылким и скорым на принятие решений юношей. Через Узкое море собранное войско совместными усилиями переправляли королевский, железный и волантийский флота, поэтому транспортировка не заняла слишком уж много времени.

Армия Вестероса торжественно прибыла в Волантис в феврале 300 года, в начало легендарной Зимы. Перед этим был заход в Мир, где, вовремя, оказался сир Роберт со своим приятелем Эддардом Старком, также изъявившие желание идти с общим войском. Помимо этого, Дейрон Таргариен предоставил в распоряжение брата силы наемников и немного ополченцев самого Мира, сославшись на необходимость самому защищаться от различных разбойничьих банд. Триархи самолично встречали людей, явившихся на их спасение: правда, им пришлось согласиться с требованием Рейгара в случае победы принять вассалитет по отношению к КГ. 

План Эйгона 

Эйгон Таргариен практически сразу после прибытия собрал военный совет. На нем, помимо самого принца и хозяев города, присутствовали:

  • Роберт Баратеон.
  • Джон Коннингтон.
  • Эртур Дейн.
  • ?

Было решено разбить армию на три части. Авангард, составленный из лучших рыцарей под командованием Роберта Баратеона, должен был выманить дотракийцев под стены Волантиса. 


Ход боя

Итоги

В культуре

Столь кровопролитное сражение, выигранное армией Вестероса при личном участии наследного принца не было обделено вниманием различных деятелей искусства.

Песни

  • "Конь и дракон" - походная песня, написанная самим Рейгаром в честь сына после известия о его победе. В ней рассказывается о долгом и тяжелом споре коня и дракона, в результате которого последний съел первого и вернулся в родное логовище. Песня получила популярность на территории Королевств и исполнялось при возвращении Эйгона в Гавань с оставшейся армией и дарами триархов Волантиса. Позднее она станет походным гимном армии Таргариенов.
  • "Грифон, Олень, Звезда" - застольная песня неизвестного барда, прославлявшая подвиги командующих левым с правым флангами и авангардом - соответственно, Джоне Коннингтоне, сире Эртуре и Роберте Баратеоне.
  • "Двое против сорока" - героическая песня про то, как сир Эртур и сир Роберт прикрывали Эйгона во время его битвы с кхалом Дрого от спешивших на помощь своему вождю дотракийцев. В отличии от "Грифона, Оленя и Звезды" написана возвышенно-поэтичным языком и не пришлась по душе Баратеону. 
  • "Мой милый брат" - романтическая песня, сложенная в минуту вдохновения Рейнис Таргариен. Она любовно описывала Эйгона, восхищаясь его талантами, воинскими навыками и красотой. Песня пришлась по нраву как принцу, так и простонародью: она пережила многие поколения и стала вечным выражением сестринской верности. 

Остальное

Воинскому подвигу Эйгона Таргариена были посвящены не только песни. Сразу же после получения столь хорошего известия, королева Серсея вместе с дочерьми села за вышивку гобелена, дошедшего до будущих времен и прозванного "Волантийским". На полотне изображен ключевой момент сражения, когда наследный принц убивает вражеского полководца и его армия обращается в бегство. Помимо сцены дуэли, там изображены и другие батальные эпизоды: упоминания заслуживает запечатленный момент битвы Роберта Баратеона одного против десяти дотракийцев, а под этим вестеросским силачом уже лежат тела пяти варваров. На правом, хуже всех сохранившеся, краю изображено волантийское ополчение. Даже принцесса Рейнис, известная своей нелюбовью к традиционным занятиям леди, проявляла подлинный интерес и вносила посильный вклад в создание этого гобелена.

Дейрон Таргариен, младший брат Эйгона, поручил скульпторам Мира создать статую своего брата, которая была отправлена в Гавань. Значительных размеров, белокаменная, она изображает победоносного всадника, попирающего своим конем массивное тело дотракийца, и держащего в одной руке меч, в другой - знамя королевской династии.